Хороший поход — это маленькая жизнь. Никогда в обычной городской суматохе в каких-то несколько дней не поместится столько событий, эмоций и испытаний, сколько их выпадает на долю каждого в походе. И сейчас, когда наша команда уже разъехалась и разлетелась по домам, а поезд мчится где-то между Пермью и Балезино, нужно укротить вихрь мыслей и написать о днях, проведенных в тайге на Северном Урале, пока возвращение в столицу не стерло острые грани воспоминаний. Возможно, этот небольшой отчет будет полезен и тем, кто только собирается пройти лыжный маршрут и своими глазами увидеть каменных великанов хребта Маньпупунёр…

Для начала немного статистики. За восемь дней, пять из которых мы провели на маршруте, два на заброске/выброске и один в Ивделе, мы:

✔проехали на шишиге 350 км. На снегоходах 118 км.
✔прошли на лыжах 85 км.
✔дважды ходили к столбам. Видели их в пурге и при ясной погоде.
✔узнали что такое белая мгла, надувы, заструги и движение “по приборам”
✔пили воду из великой северной реки Печоры
✔переворачивались на снегоходе
✔ели лосятину
✔встречали рассветы и закаты
✔дважды парились в бане
✔ночевали в мансийском поселке и на базе геологов
✔вырыли две костровые ямы
✔спасали палатку
✔узнали что такое кабинная лихорадка и мерячение, но так и не испытали ни того, ни другого
✔видели северное сияние
✔видели глухарей, слышали рябчиков, нашли следы северных оленей
✔видели токующих тетеревов прямо на плато Маньпупунёр
✔узнали, что по-мансийски “привет” будет “паща”, а “спасибо” — “пумащипа”
✔ели мансийский хлеб
✔совершили траверс кабаков Ивделя
✔убедились, что комфорт познается в сравнении
✔стали схоженной командой

Теперь чуть подробнее.

1.

В этом году почти все участники нашей команды предпочли поезд самолету, так что дорога на Урал пролетела очень быстро и в теплой компании. Почти все знакомы — ходили вместе в походы клуба, в том числе и в лыжные этой зимой. На самолете прилетел только Максим и глубокой ночью встречал наш поезд уже в Ивделе.

Быстро выгрузились на перрон, перенесли рюкзаки и лыжи на пустую привокзальную площадь, освещенную скудным светом одинокого фонаря, где нас дожидалась машина заброски с затопленной печкой. Про поездку на шишиге по бескрайней тайге можно писать отдельную повесть. Казалось бы ничего сложного — рулить не надо, сел себе на рюкзаки и сидишь, но почему-то так устаешь… По мнению многих, заброска — это самое тяжелое испытание всего похода. И если вас укачивает в городском автобусе, то кататься по лесу на ГАЗ-66 точно не стоит. Но нам отступать было уже некуда.

Непростая заброска в этом году была еще сложнее. Снега выпало очень много, и зимник заканчивался в 25 км от озера Турват. Для нас это значило, что расстояние, которое предстоит преодолеть на снегоходах, увеличилось вдвое.

Помимо обычной тряски в санях добавились еще перевороты снегохода, когда он слетает с набитого следа и глубоко вязнет в рыхлом снегу, иногда сильно при этом накренившись. Все тогда выползают из саней, в свою очередь тоже вязнут в снегу и, барахтаясь, пытаются сдвинуть сани и снегоход с места, а с неба за всем действом наблюдают яркие звезды.

Зато на финальном участке пути по реке Большая Сосьва над нами внезапно разгорелось северное сияние, словно вознаграждая за многочисленные трудности первого дня. Вся заброска от Ивделя до Трехречья заняла порядка 17 часов — по прибытии на базу сил хватило только на то, чтобы затопить печь в избушке, наспех приготовить ужин и лечь спать.

2.

На второй день мы вышли в девять утра, а уже около пяти вечера ставили лагерь, продвинувшись на семнадцать километров вверх по Луцоулье. Погода еще утром начала портиться, мороз и ясное небо сменились оттепелью и ветром, а под вечер пошел снег. Но с погодой нам в целом очень повезло. Сорокаградусные морозы отступили незадолго до нашего приезда, и столбик термометра за весь поход не опускался ниже -15 градусов.

Первый ходовой день часто бывает связан с разнообразными задержками из-за настройки лыж и прочего снаряжения. По-хорошему такого быть не должно — готовиться нужно заранее. В этот раз так и получилось — сказался опыт всех участников, так что мы сразу взяли неплохой темп и шли четко по графику.

На установку лагеря сил ушло почти столько же, сколько на дневной переход. В сугробах выше пояса мы выкопали костровую яму, утоптали площадку под палатку, поставили шатер, нашли в реке промоину и принесли воды, заготовили дров для костра и печки. Возились долго — без лыж передвигаться было невозможно, сказывалась и усталость. Но наконец ужин готов, в кружке чай с протертой клюквой, дров на утро хватает, а значит можно спокойно посидеть у костра и насладиться моментом.

3.

16 марта мы устроили полудневку, пройдя всего 6 километров, перевалив через вершину 572 и установив лагерь на границе зоны леса к юго-востоку от горы Печерьяталяхчахль на склонах вершины 756. В этом году мы обходились без Вологодской грани, а поэтому решено было идти к столбам в альпийском стиле — быстро и налегке. Весь день мы отдыхали (предварительно снова установив лагерь и перелопатив тонну снега), пили компот, без конца что-то жевали.

Я сходил на разведку наверх, чтобы проложить трек на гору при свете дня и ночью в пурге уже не плутать. Тайга, в которой мы установили шатер, с набором высоты довольно быстро сменилась кривым низкорослым березняком, продуваемом всеми ветрами. Кому-то он впоследствии напомнил старый яблоневый сад в Коломенском. Но за “садом” открывались ледяные просторы гор, покрытые застругами и надувами, с бесконечными ветрами и метелями. В этот раз метель тоже была на месте и всю дорогу пыталась сдуть меня обратно в лес. Но наконец маршрут понятен, можно возвращаться. Следы уже занесло. Ребята тем временем сварили какао, запах которого разносился далеко вокруг лагеря. Спать ложимся засветло. Впереди ранний подъем.

4.

Ночью идет снег. В лесу он плавно летит между веток и тихо опускается на палатку, но над макушками вовсю разгулялась метель — мы с ней встретимся уже скоро. Завтракаем, собираем немного продуктов с собой, остальное прячем в палатку, на всякий случай берем спальники и коврики, тент, пилу.

Крутой подъем преодолеваем пешком. В березняке склон выполаживается, и мы надеваем лыжи. Снег под деревьями рыхлый, приходится тропить. Идем в свете фонариков. Наконец березняк редеет и начинается открытый простор. Еще попадаются отдельные деревца, но с каждой минутой их становится все меньше и меньше, пока мы не оказываемся в пурге совсем одни. Ветер несет колючий снег прямо в лицо, видимость падает до пары десятков метров. Идем плотной группой, постепенно набирая высоту. У нескольких человек начинают проскальзывать лыжи без камуса — им приходится их снять, прикрепить к рюкзаку и идти пешком. 

Наконец, судя по топографической карте в навигаторе, мы набрали достаточную высоту, чтобы обойти крутые сбросы юго-западного склона горы и подойти к Вологодской грани почти без перепада высоты. Снова все надевают лыжи и мы начинаем траверс. Ветер теперь дует все время слева, идти стало проще. В маске плохо видно карту, приходится ее снять и спрятаться поглубже в капюшон. Видимость иногда увеличивается и в такие моменты слева видно сбросы — значит расчет верный. Около 9 утра мы выходим к вагончикам Вологодской грани. Забиваемся в один из них, пьем чай из термосов, перекусываем. Вспоминаю нашу прошлогоднюю ночевку тут, как ходили “до ветру”, взявшись за руки, из-за сильнейшей пурги. В этот раз дует слабее.

Сегодня на Вологодскую грань должна подняться другая группа, но сейчас они, наверное, только просыпаются в своем лагере в верховьях реки Янысос. Метель у них еще впереди. Снова подпираем дверь вагона доской и начинаем спуск к Печоре. Внизу виднеется лес, но это уже территория заповедника — стоянки тут запрещены. Оказавшись под защитой деревьев, отдыхаем от ветра — снимаем пуховки, маски, верхонки. Все сосны, ели и березы в причудливых снежных шапках, а лыжи сами едут под горку по нетронутой тропе — чувствуешь себя в царстве Снежной Королевы. Из снега почти из-под ног вылетают две самки тетерева — там они пережидали ночную метель.

Печора прячется под снегом, но мы все равно делаем общую фотографию и идем какое-то время по ее руслу, а затем начинаем подъем по лесу на противоположный склон долины. Здесь недавно проезжали инспектора — на тропе свежий след снегохода. Температура тем временем повышается, и лыжи у некоторых начинают подлипать.

Небольшое затишье сменяется новым зарядом метели. Второй раз за сегодня выйдя из зоны леса, мы снова оказываемся во власти ветра и снега. До плато остается совсем немного, и мне становится обидно за ребят, что они увидят столбы только лишь в этой белой мгле, всего с каких-то двадцати метров. Не увидят величественной панорамы всего плато Маньпупунёр, которая открывается в ясную погоду.

Крутятся в голове и другие мысли. Позади 8 часов и 17 километров пути сквозь метель. Впереди еще выход к столбам. Без отдыха отправляться в обратную дорогу нельзя — слишком много сил отняла у нас вьюга.

Поднявшись на плато, иду в домик инспекторов с просьбой пустить нас отдохнуть на несколько часов (пустите погреться, а то так есть хочется, что переночевать негде!). В итоге договариваемся о ночевке, за что инспекторам отдельное большое спасибо. Жизнь сразу играет новыми красками, а у нас появляется еще один шанс увидеть столбы — завтра на рассвете.

В итоге так и получилось. Сразу по приходу мы смогли увидеть останцы только с нескольких метров, а пока шли к следующим, предыдущие уже исчезали в пурге. Каменные великаны впечатлили всех и каждого, но открытой видимости все-таки не хватало для полноты впечатлений.

Вечер проводим в домике инспекторов, готовим ужин из принесенных с собой продуктов, пьем чай и просто студеную воду из Печоры. С наступлением темноты ложимся спать. Все устали.

5.

Пурга не унималась весь вечер и всю ночь, но на рассвете как будто стихла, судя по тому, что по дому больше не били порывы ветра. Мы наспех позавтракали и вышли на улицу. Видимость есть! “Через пол часа закроется, поспешите!” — посоветовал один из инспекторов. Уговаривать нас не пришлось, и мы, нацепив лыжи, помчались на плато.

Теперь столбы Маньпупунёр предстали перед нами по всей красе! На горизонте появляется солнце, ветер разгоняет облака, день обещает быть ясным. Как хорошо, что всё сложилось так, как сложилось. Не можем налюбоваться на панораму холодных гор и каменных исполинов, бегаем вокруг и делаем десятки фотографий. Но пора выдвигаться в обратный путь.

Погода стоит исключительная. Легкий мороз, ясное голубое небо, яркое солнце и практически полное отсутствие ветра — даже наверху, на Вологодской грани! Идем не спеша, любуемся открывающимися видами, фотографируем. Рассматриваем гору, по которой прошли в метель — теперь она видна полностью. Снова траверсируем склон, а затем съезжаем в зону леса. Снега за прошедшие сутки намело много — везде нетронутая целина.

Спустившись в тайгу, находим едва заметную тропу, ведущую к лагерю. Палатку завалило мокрым снегом, центральный кол сломался пополам и бивак теперь похож на давно брошенный. Вырубаем новый кол из сухой сосенки, расчищаем снег, топим печку.

Через пол часа лагерь принимает жилой вид. Собираемся у костра, делимся впечатлениями, вскрываем все пакеты подряд и выбираем самое вкусное.

Завтра по плану снова ранний выход и возвращение на базу геологов. Решаем пройти этот участок за один день и заночевать в мансийском поселке — там есть баня, уютный дом, а еще во время заброски манси нам сказали, что недавно добыли лося, а значит ужин обещает быть особенно вкусным.

6.

В пять утра мы снова на лыжах. Лагерь собран, на небе звезды, ветра нет. Быстро спускаемся в распадок к ручью и поднимаемся на лесистую вершину 572. Там же встречаем рассвет, но мороз хватает за лицо, так что особо не задерживаемся. Спускаемся к устью реки Янысос, выходим на Луцоулью. Знакомые места, вот и место нашей первой ночевки. Всего два дня назад мы тут были, а кажется, что прошло не меньше недели.

Идем в хорошем темпе, каждый час делаем десятиминутные привалы. За пять переходов возвращаемся к Трехречью — на часах половина второго. Позади 23 километра. До выброски еще есть время, так что кипятим чай и доедаем сладости. Раскладку в этот раз составили почти спортивную, но еда все равно осталась 🙂

Снегоходы приезжают пунктуально и около четырех мы уже летим по льду Большой Сосьвы. Спустя три часа оказываемся в поселке Турват, в гостях у манси. Большая протопленная изба, где почти все поместились на кроватях, представляется нам пятизвездочным отелем.

Быт этого малочисленного народа, испокон веков живущего посреди глухой тайги, впечатляет всех не меньше: одна только медвежья шкура чего стоит, прибитая к стене дома для просушки!

Идем в баню, ставим на печку большую кастрюлю с лосятиной. Вот оно — счастье!

7.

На следующее утро продолжаем выброску на снегоходах. За 2,5 часа добираемся до базы геологов, где уже ждет машина. А еще через 10 часов высаживаемся в городской бане Ивделя. Сразу идем в столовую неподалеку, а затем пол ночи паримся — баня в нашем полном распоряжении. На следующий день в программе была прогулка по городу, посещение историко-этнографического музея, скалистого каньона реки Ивдель, покупка сувениров и вечерний поезд. Это было хорошее завершение отличного похода!

Спасибо каждому участнику нашей команды за бодрость духа и вклад в общее дело. У нас всё получилось благодаря каждому. До встречи в походах!

(с) Филипп, инструктор турклуба City Escape.

Подробнее о походе на Маньпупунёр

Хороший поход — это маленькая жизнь. Никогда в обычной городской суматохе в каких-то несколько дней не поместится столько событий, эмоций и испытаний, сколько их выпадает на долю каждого в походе. И сейчас, когда наша команда уже разъехалась и разлетелась по домам, а поезд мчится где-то между Пермью и Балезино, нужно укротить вихрь мыслей и написать о днях, проведенных в тайге на Северном Урале, пока возвращение в столицу не стерло острые грани воспоминаний. Возможно, этот небольшой отчет будет полезен и тем, кто только собирается пройти лыжный маршрут и своими глазами увидеть каменных великанов хребта Маньпупунёр…

Для начала немного статистики. За восемь дней, пять из которых мы провели на маршруте, два на заброске/выброске и один в Ивделе, мы:

✔проехали на шишиге 350 км. На снегоходах 118 км.
✔прошли на лыжах 85 км.
✔дважды ходили к столбам. Видели их в пурге и при ясной погоде.
✔узнали что такое белая мгла, надувы, заструги и движение “по приборам”
✔пили воду из великой северной реки Печоры
✔переворачивались на снегоходе
✔ели лосятину
✔встречали рассветы и закаты
✔дважды парились в бане
✔ночевали в мансийском поселке и на базе геологов
✔вырыли две костровые ямы
✔спасали палатку
✔узнали что такое кабинная лихорадка и мерячение, но так и не испытали ни того, ни другого
✔видели северное сияние
✔видели глухарей, слышали рябчиков, нашли следы северных оленей
✔видели токующих тетеревов прямо на плато Маньпупунёр
✔узнали, что по-мансийски “привет” будет “паща”, а “спасибо” — “пумащипа”
✔ели мансийский хлеб
✔совершили траверс кабаков Ивделя
✔убедились, что комфорт познается в сравнении
✔стали схоженной командой

Теперь чуть подробнее.

1.

В этом году почти все участники нашей команды предпочли поезд самолету, так что дорога на Урал пролетела очень быстро и в теплой компании. Почти все знакомы — ходили вместе в походы клуба, в том числе и в лыжные этой зимой. На самолете прилетел только Максим и глубокой ночью встречал наш поезд уже в Ивделе.

Быстро выгрузились на перрон, перенесли рюкзаки и лыжи на пустую привокзальную площадь, освещенную скудным светом одинокого фонаря, где нас дожидалась машина заброски с затопленной печкой. Про поездку на шишиге по бескрайней тайге можно писать отдельную повесть. Казалось бы ничего сложного — рулить не надо, сел себе на рюкзаки и сидишь, но почему-то так устаешь… По мнению многих, заброска — это самое тяжелое испытание всего похода. И если вас укачивает в городском автобусе, то кататься по лесу на ГАЗ-66 точно не стоит. Но нам отступать было уже некуда.

Непростая заброска в этом году была еще сложнее. Снега выпало очень много, и зимник заканчивался в 25 км от озера Турват. Для нас это значило, что расстояние, которое предстоит преодолеть на снегоходах, увеличилось вдвое.

Помимо обычной тряски в санях добавились еще перевороты снегохода, когда он слетает с набитого следа и глубоко вязнет в рыхлом снегу, иногда сильно при этом накренившись. Все тогда выползают из саней, в свою очередь тоже вязнут в снегу и, барахтаясь, пытаются сдвинуть сани и снегоход с места, а с неба за всем действом наблюдают яркие звезды.

Зато на финальном участке пути по реке Большая Сосьва над нами внезапно разгорелось северное сияние, словно вознаграждая за многочисленные трудности первого дня. Вся заброска от Ивделя до Трехречья заняла порядка 17 часов — по прибытии на базу сил хватило только на то, чтобы затопить печь в избушке, наспех приготовить ужин и лечь спать.

2.

На второй день мы вышли в девять утра, а уже около пяти вечера ставили лагерь, продвинувшись на семнадцать километров вверх по Луцоулье. Погода еще утром начала портиться, мороз и ясное небо сменились оттепелью и ветром, а под вечер пошел снег. Но с погодой нам в целом очень повезло. Сорокаградусные морозы отступили незадолго до нашего приезда, и столбик термометра за весь поход не опускался ниже -15 градусов.

Первый ходовой день часто бывает связан с разнообразными задержками из-за настройки лыж и прочего снаряжения. По-хорошему такого быть не должно — готовиться нужно заранее. В этот раз так и получилось — сказался опыт всех участников, так что мы сразу взяли неплохой темп и шли четко по графику.

На установку лагеря сил ушло почти столько же, сколько на дневной переход. В сугробах выше пояса мы выкопали костровую яму, утоптали площадку под палатку, поставили шатер, нашли в реке промоину и принесли воды, заготовили дров для костра и печки. Возились долго — без лыж передвигаться было невозможно, сказывалась и усталость. Но наконец ужин готов, в кружке чай с протертой клюквой, дров на утро хватает, а значит можно спокойно посидеть у костра и насладиться моментом.

3.

16 марта мы устроили полудневку, пройдя всего 6 километров, перевалив через вершину 572 и установив лагерь на границе зоны леса к юго-востоку от горы Печерьяталяхчахль на склонах вершины 756. В этом году мы обходились без Вологодской грани, а поэтому решено было идти к столбам в альпийском стиле — быстро и налегке. Весь день мы отдыхали (предварительно снова установив лагерь и перелопатив тонну снега), пили компот, без конца что-то жевали.

Я сходил на разведку наверх, чтобы проложить трек на гору при свете дня и ночью в пурге уже не плутать. Тайга, в которой мы установили шатер, с набором высоты довольно быстро сменилась кривым низкорослым березняком, продуваемом всеми ветрами. Кому-то он впоследствии напомнил старый яблоневый сад в Коломенском. Но за “садом” открывались ледяные просторы гор, покрытые застругами и надувами, с бесконечными ветрами и метелями. В этот раз метель тоже была на месте и всю дорогу пыталась сдуть меня обратно в лес. Но наконец маршрут понятен, можно возвращаться. Следы уже занесло. Ребята тем временем сварили какао, запах которого разносился далеко вокруг лагеря. Спать ложимся засветло. Впереди ранний подъем.

4.

Ночью идет снег. В лесу он плавно летит между веток и тихо опускается на палатку, но над макушками вовсю разгулялась метель — мы с ней встретимся уже скоро. Завтракаем, собираем немного продуктов с собой, остальное прячем в палатку, на всякий случай берем спальники и коврики, тент, пилу.

Крутой подъем преодолеваем пешком. В березняке склон выполаживается, и мы надеваем лыжи. Снег под деревьями рыхлый, приходится тропить. Идем в свете фонариков. Наконец березняк редеет и начинается открытый простор. Еще попадаются отдельные деревца, но с каждой минутой их становится все меньше и меньше, пока мы не оказываемся в пурге совсем одни. Ветер несет колючий снег прямо в лицо, видимость падает до пары десятков метров. Идем плотной группой, постепенно набирая высоту. У нескольких человек начинают проскальзывать лыжи без камуса — им приходится их снять, прикрепить к рюкзаку и идти пешком. 

Наконец, судя по топографической карте в навигаторе, мы набрали достаточную высоту, чтобы обойти крутые сбросы юго-западного склона горы и подойти к Вологодской грани почти без перепада высоты. Снова все надевают лыжи и мы начинаем траверс. Ветер теперь дует все время слева, идти стало проще. В маске плохо видно карту, приходится ее снять и спрятаться поглубже в капюшон. Видимость иногда увеличивается и в такие моменты слева видно сбросы — значит расчет верный. Около 9 утра мы выходим к вагончикам Вологодской грани. Забиваемся в один из них, пьем чай из термосов, перекусываем. Вспоминаю нашу прошлогоднюю ночевку тут, как ходили “до ветру”, взявшись за руки, из-за сильнейшей пурги. В этот раз дует слабее.

Сегодня на Вологодскую грань должна подняться другая группа, но сейчас они, наверное, только просыпаются в своем лагере в верховьях реки Янысос. Метель у них еще впереди. Снова подпираем дверь вагона доской и начинаем спуск к Печоре. Внизу виднеется лес, но это уже территория заповедника — стоянки тут запрещены. Оказавшись под защитой деревьев, отдыхаем от ветра — снимаем пуховки, маски, верхонки. Все сосны, ели и березы в причудливых снежных шапках, а лыжи сами едут под горку по нетронутой тропе — чувствуешь себя в царстве Снежной Королевы. Из снега почти из-под ног вылетают две самки тетерева — там они пережидали ночную метель.

Печора прячется под снегом, но мы все равно делаем общую фотографию и идем какое-то время по ее руслу, а затем начинаем подъем по лесу на противоположный склон долины. Здесь недавно проезжали инспектора — на тропе свежий след снегохода. Температура тем временем повышается, и лыжи у некоторых начинают подлипать.

Небольшое затишье сменяется новым зарядом метели. Второй раз за сегодня выйдя из зоны леса, мы снова оказываемся во власти ветра и снега. До плато остается совсем немного, и мне становится обидно за ребят, что они увидят столбы только лишь в этой белой мгле, всего с каких-то двадцати метров. Не увидят величественной панорамы всего плато Маньпупунёр, которая открывается в ясную погоду.

Крутятся в голове и другие мысли. Позади 8 часов и 17 километров пути сквозь метель. Впереди еще выход к столбам. Без отдыха отправляться в обратную дорогу нельзя — слишком много сил отняла у нас вьюга.

Поднявшись на плато, иду в домик инспекторов с просьбой пустить нас отдохнуть на несколько часов (пустите погреться, а то так есть хочется, что переночевать негде!). В итоге договариваемся о ночевке, за что инспекторам отдельное большое спасибо. Жизнь сразу играет новыми красками, а у нас появляется еще один шанс увидеть столбы — завтра на рассвете.

В итоге так и получилось. Сразу по приходу мы смогли увидеть останцы только с нескольких метров, а пока шли к следующим, предыдущие уже исчезали в пурге. Каменные великаны впечатлили всех и каждого, но открытой видимости все-таки не хватало для полноты впечатлений.

Вечер проводим в домике инспекторов, готовим ужин из принесенных с собой продуктов, пьем чай и просто студеную воду из Печоры. С наступлением темноты ложимся спать. Все устали.

5.

Пурга не унималась весь вечер и всю ночь, но на рассвете как будто стихла, судя по тому, что по дому больше не били порывы ветра. Мы наспех позавтракали и вышли на улицу. Видимость есть! “Через пол часа закроется, поспешите!” — посоветовал один из инспекторов. Уговаривать нас не пришлось, и мы, нацепив лыжи, помчались на плато.

Теперь столбы Маньпупунёр предстали перед нами по всей красе! На горизонте появляется солнце, ветер разгоняет облака, день обещает быть ясным. Как хорошо, что всё сложилось так, как сложилось. Не можем налюбоваться на панораму холодных гор и каменных исполинов, бегаем вокруг и делаем десятки фотографий. Но пора выдвигаться в обратный путь.

Погода стоит исключительная. Легкий мороз, ясное голубое небо, яркое солнце и практически полное отсутствие ветра — даже наверху, на Вологодской грани! Идем не спеша, любуемся открывающимися видами, фотографируем. Рассматриваем гору, по которой прошли в метель — теперь она видна полностью. Снова траверсируем склон, а затем съезжаем в зону леса. Снега за прошедшие сутки намело много — везде нетронутая целина.

Спустившись в тайгу, находим едва заметную тропу, ведущую к лагерю. Палатку завалило мокрым снегом, центральный кол сломался пополам и бивак теперь похож на давно брошенный. Вырубаем новый кол из сухой сосенки, расчищаем снег, топим печку.

Через пол часа лагерь принимает жилой вид. Собираемся у костра, делимся впечатлениями, вскрываем все пакеты подряд и выбираем самое вкусное.

Завтра по плану снова ранний выход и возвращение на базу геологов. Решаем пройти этот участок за один день и заночевать в мансийском поселке — там есть баня, уютный дом, а еще во время заброски манси нам сказали, что недавно добыли лося, а значит ужин обещает быть особенно вкусным.

6.

В пять утра мы снова на лыжах. Лагерь собран, на небе звезды, ветра нет. Быстро спускаемся в распадок к ручью и поднимаемся на лесистую вершину 572. Там же встречаем рассвет, но мороз хватает за лицо, так что особо не задерживаемся. Спускаемся к устью реки Янысос, выходим на Луцоулью. Знакомые места, вот и место нашей первой ночевки. Всего два дня назад мы тут были, а кажется, что прошло не меньше недели.

Идем в хорошем темпе, каждый час делаем десятиминутные привалы. За пять переходов возвращаемся к Трехречью — на часах половина второго. Позади 23 километра. До выброски еще есть время, так что кипятим чай и доедаем сладости. Раскладку в этот раз составили почти спортивную, но еда все равно осталась 🙂

Снегоходы приезжают пунктуально и около четырех мы уже летим по льду Большой Сосьвы. Спустя три часа оказываемся в поселке Турват, в гостях у манси. Большая протопленная изба, где почти все поместились на кроватях, представляется нам пятизвездочным отелем.

Быт этого малочисленного народа, испокон веков живущего посреди глухой тайги, впечатляет всех не меньше: одна только медвежья шкура чего стоит, прибитая к стене дома для просушки!

Идем в баню, ставим на печку большую кастрюлю с лосятиной. Вот оно — счастье!

7.

На следующее утро продолжаем выброску на снегоходах. За 2,5 часа добираемся до базы геологов, где уже ждет машина. А еще через 10 часов высаживаемся в городской бане Ивделя. Сразу идем в столовую неподалеку, а затем пол ночи паримся — баня в нашем полном распоряжении. На следующий день в программе была прогулка по городу, посещение историко-этнографического музея, скалистого каньона реки Ивдель, покупка сувениров и вечерний поезд. Это было хорошее завершение отличного похода!

Спасибо каждому участнику нашей команды за бодрость духа и вклад в общее дело. У нас всё получилось благодаря каждому. До встречи в походах!

(с) Филипп, инструктор турклуба City Escape.

Подробнее о походе на Маньпупунёр

Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поделиться:
Записаться в поход

ФИО*

Ваш телефон*

Ваш e-mail*

Ваш возраст

Город*

Поход*

Дата похода*

Номер клубной карты (при наличии)

Дополнительно

как Вы о нас узнали?

Проверочный код
captcha